Возвращенные имена
главнаяновостиархиво проектеЧАсто задаваемые ВОпросыо разработчиках

назад   |   содержание   |   вперед

 

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОЕКТ «ВОЗВРАЩЕННЫЕ ИМЕНА»
И ДРУГИЕ ПРОГРАММЫ УВЕКОВЕЧЕНИЯ ПАМЯТИ РЕПРЕССИРОВАННЫХ

 

Материалы стенограммы совещания участников проекта (апрель 2003 года), круглых столов, семинаров, отчетов, обсуждений результатов работы; выступления представителей иных государственных и общественных программ увековечения памяти репрессированных России, Беларуси, Казахстана, Литвы и Украины; материалы тематической конференции, открытой в интернете, информация о дальнейшей работе участников проекта.

 

 

ИТОГИ ПЕРВОГО ЭТАПА ПРОЕКТА

(2000–2003 годы)

В. М. Кириллов: Глубокоуважаемые дамы и господа, гости, коллеги! Разрешите приветствовать вас в Нижнетагильском государственном педагогическом институте и открыть рабочее совещание участников международного проекта создания единого электронного банка данных жертв политических репрессий «Возвращенные имена». Благодарю всех, кто помог организовать и провести совещание, прислал приветствия в наш адрес. Надеюсь, что эта встреча будет полезной и интересной для всех ее участников и гостей.

Три года назад, в мае 2000 года, здесь в Нижнем Тагиле — одном из мест заключения сотен тысяч репрессированных, мы провели конференцию, которая инициировала проект и избрала рабочую группу для его осуществления в составе представителей России, Украины и Казахстана. Сегодня, в апреле 2003 года мы подводим итоги первого этапа работы и определяем основные направления дальнейшей деятельности. Разрешите представить вашему вниманию отчет о проделанной работе.

 

КООРДИНАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ПРОЕКТА

(г. Нижний Тагил)

Координационным центром проекта «Возвращенные имена» является лаборатория «Историческая информатика» НТГПИ — НИЦ «Мемориала» Нижнего Тагила. Наша работа определялась задачами, которые были поставлены на конференции и в процессе осуществления проекта.

 

Работа центра

Исходные задачи координационного центра — разработка общей концепции проекта, координация деятельности рабочей группы и всей организационной структуры проекта, а также обеспечение финансирования.

Вначале была разработана общая концепция проекта «Возвращенные имена», определяющая его цели и задачи, организационную структуру и функции, условия и этапы осуществления, а также критерии оценки результатов. Она была опубликована во втором сборнике материалов конференции 2000 года.

Важным условием согласованности работы являлись регулярные заседания рабочей группы. Координационный центр готовил программы проведения этих встреч, обобщал результаты дискуссий и формулировал задачи на очередной период работы. За прошедшие три года проведены пять заседаний рабочей группы. Результаты: согласование программы мониторинга, обсуждение функциональных обязанностей участников проекта, рассмотрение и утверждение концепции единого электронного банка данных, концепции авторского права и устава фонда «Возвращенные имена», согласование стандартов по различным категориям репрессированных, обсуждение программ региональных семинаров-тренингов и многое другое.

Организационные структуры проекта, созданные в соответствии с концепцией: технический и методический центры, региональные координационные центры и организации, участвующие в проекте — выполняли свои задачи. Итоги их работы представят руководители этих организаций. Координационный центр осуществлял взаимосвязь между ними, при необходимости — коррекцию программы, анализ процесса и результатов работы.

Обеспечение финансирования проекта. В 2001 году получен грант фонда Форда на проведение мониторинга состояния работы над Книгами памяти; в 2002 году — гранты фонда Форда и фонда «Точка опоры» на работу региональных координационных центров и организаций-участников, работу технического центра и методической группы, проведение серии обучающих семинаров и нынешнего совещания, а также на ряд изданий.

Следующий круг задач был связан с выполнением программы первого этапа проекта, определенной в концепции. На 2000–2003 годы были запланированы:

• сбор информации о государственных, общественных организациях и частных лицах, изучающих историю репрессий в СССР;

• разработка единых методик описания источников и необходимых компьютерных программ;

• создание первых региональных центров и партнерской сети организаций — участников проекта;

• разработка компьютерных программ, позволяющих конвертировать их базы в единый банк данных «Возвращенные имена» и размещение его первой версии в интернете.

В соответствии с этой программой первой большой практической работой, организованной координационным центром и проведенной всеми координаторами, стал мониторинг. С февраля по август 2001 года собрана информация о состоянии работы над списками репрессированных и Книгами памяти в России, Книгами скорби в Казахстане и книгами серии «Реабилитированные историей» на Украине. Работа по мониторингу чрезвычайно важна, так как в ходе поездок не только собрана информация о составителях Книг памяти, но всюду представлена концепция и обсуждены задачи проекта «Возвращенные имена», налажены связи, определен круг потенциальных участников проекта — более 95 организаций в России, Украине, Казахстане и Беларуси.

Итоги мониторинга показали, что есть возможность организации партнерской сети, благодаря которой идея создания единого банка данных репрессированных может быть реализована. Благотворительные фонды, изъявившие готовность финансировать эту работу, поставили условие проведения конкурса на получение малых грантов между организациями, поддержавшими идею проекта. Координационным центром были разработаны концепция создания партнерской сети проекта «Возвращенные имена» и условия проведения конкурса.

В январе 2002 года благотворительный фонд поддержки инициатив гражданского общества «Точка опоры» провел конкурс. По условиям грантодателя в нем смогли принять участие только российские организации. Украинские и казахские организации, выразившие согласие участвовать в проекте «Возвращенные имена», остаются нашими потенциальными партнерами. Координационные центры в Казахстане и Украине участвуют в проекте за счет собственных средств.

Из 40 участников (архивы, музеи, высшие учебные заведения, общественные организации) 27 (включая 4 региональных координационных центра) получили годовой грант на выполнение проекта. Каждая из организаций имела значительный опыт работы по сбору данных о репрессированных, большинство — издания Книг памяти, многие — собственные базы данных репрессированных. Однако методики работы были сугубо индивидуальны, а одним из важнейших условий осуществления нашего проекта является разработка и соблюдение единых методик описания архивных источников и работы с электронными базами данных.

В связи с этим координационный центр разработал программу обучающих семинаров, организовал их проведение при участии технического центра, методической группы и региональных координаторов и обеспечил всех участников проекта комплектом методических материалов по разным типам архивных источников и унифицированной программой ввода в базу данных по архивно-следственным делам.

В марте 2002 года центр провел семинар-тренинг для региональных координаторов России, Украины и Казахстана. На нем были апробированы методики работы с архивными источниками и стандартной программой ввода. Затем все региональные координаторы провели семинары-тренинги для своих организаций: в марте — в Нижнем Тагиле (Урал), в апреле — в Санкт-Петербурге (Северо-Запад России) и в Красноярске (Сибирь и Дальний Восток), в мае — в Москве (Центр и Юг России).

Важно, что во всех семинарах приняли участие не только организации, получившие грант, но и другие региональные организации, выразившие желание участвовать в проекте «Возвращенные имена». Участники договорились о координации усилий для создания объединенной электронной Книги памяти жертв политических репрессий, выразили готовность предоставлять свою информацию коллегам в рамках проекта. Тем самым достигнута одна из главных целей проекта — сделан существенный шаг к налаживанию сотрудничества разных регионов, а также различных государственных, общественных и научных организаций.

Все семинары проводились как открытые мероприятия. На них были приглашены представители комиссий по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, прокуратуры, государственных архивов, редакций Книг памяти, научных и учебных институтов, общественных организаций. Они приняли участие в круглых столах по всему комплексу вопросов, связанных с увековечением памяти жертв репрессий. Результаты работы были доведены до средств массовой информации и основных профильных общественных и государственных организаций. Таким образом, проведенные мероприятия имели широкое просветительское и общественное значение.

В мае — августе 2002 года координационный центр при участии членов рабочей группы, методической группы и технического центра подготовил и издал два сборника: «Состояние работы над Книгами памяти жертв политических репрессий в России, Казахстане и Украине» и «Материалы к семинарам-тренингам». В этих изданиях впервые систематизирована и обобщена информация как о процессе работы над Книгами памяти во всех регионах трех постсоветских государств, так и о существующих типах архивных источников по основным категориям репрессированных: подследственным, заключенным, «раскулаченным» и спецпоселенцам, трудмобилизованным, гражданам, прошедшим проверочно-фильтрационные процедуры, а также гражданам, лишенным избирательных прав. Во втором сборнике опубликованы также инструкция по вводу информации в стандартную базу данных и описание методики работы в интернете.

Параллельно центр осуществлял работу пролонгированного действия.

Одним из важнейших условий реализации проекта является создание собственной организации. Разработан и утвержден Устав межрегионального общественного фонда «Возвращенные имена». Начата процедура его регистрации, однако в связи с изменением российского законодательства, регламентирующего процесс регистрации подобных организаций, эта работа еще не завершена.

Единый электронный банк данных будет представлять собой большую интеллектуальную и техническую ценность, которая возникнет как результат коллективного труда. Поэтому для определения принципов защиты авторских прав координационный центр разработал Концепцию информационного обмена, создания, охраны, использования объектов интеллектуальной собственности и защиты прав на них в партнерской сети проекта. Она необходима для обеспечения гарантий всем участникам проекта в том, что результаты их труда будут использоваться в точном соответствии с условиями договоров и останутся персонифицированными при включении их в единый банк данных.

В проекте принимают участие многочисленные и разнообразные по юридическому статусу и сфере деятельности организации. Для создания постоянной основы совместной работы необходима продуманная и юридически выверенная система договорных отношений. Координационный центр разработал образцы договоров для обеспечения такой работы.

Проект «Возвращенные имена» является одним из направлений увековечения памяти репрессированных. Параллельно с нами эту работу ведут другие организации. Необходимо взаимодействие, постоянный контакт с официальными структурами, занимающимися реабилитацией и изданием Книг памяти, научно-исследовательскими, культурно-просветительскими и общественными организациями, изучающими историю репрессий. За прошедшие годы налажены контакты с Комиссией по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте Российской Федерации, областными комиссиями по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, Музеем и общественным центром имени Андрея Сахарова и другими.

Таковы позитивные итоги работы координационного центра за прошедшие три года. Вместе с тем нужно остановиться на тех проблемах, которые мы пока не смогли решить в должной степени.

Первое — методическое обеспечение. Разработаны несколько стандартов, подготовлены различные методические и источниковедческие материалы, но пока не по всем категориям репрессированных, которыми занимаются участники проекта. А методическое обеспечение должно быть полным. Для единого банка данных необходимы справочники (по административно-территориальному делению, национальностям, социальному положению, статьям уголовных кодексов, приговорам, репрессивным и реабилитирующим органам и т. д.). Это очень большая и сложная работа, она начата, но далека от завершения. Поэтому необходимо принять компромиссное решение и, продолжая готовить глобальные справочники, сделать локальные и обеспечить ими максимальное количество полей банка данных.

Второе — программное обеспечение. Разработка программы единого банка данных и программ ввода идет на высоком техническом уровне и с учетом новейших методик, но более медленными темпами, чем ожидалось. Еще не готовы стандартные программы по заключенным, спецпоселенцам и трудармейцам, а в нескольких регионах этими категориями репрессированных занимаются и используют собственные программы, которые впоследствии придется дорабатывать и конвертировать в единый банк данных.

Третье — деятельность региональных координационных центров. Каждый из региональных центров ведет большую и сложную работу, однако приоритетные направления этой работы в большей мере определяются основной сферой интересов координаторов, чем задачей по унификации методик и результатов работы. Некоторые из участников проекта освоили предложенные стандарты по архивной и компьютерной работе, но далеко не все и не в должной мере.

Наконец, последнее. Наш проект — сетевой, все мы находимся территориально далеко друг от друга, и без постоянного использования электронной почты, интернета, регулярной обратной связи качественная и эффективная работа в принципе невозможна. Нам всем требуются навыки такого общения и должная дисциплина переписки, которые пока недостаточны.

Эти проблемы вполне объективны, так как мы начали очень сложное, комплексное и новаторское дело. Но они преодолимы. Для этого нужна добрая воля каждого из нас и осознание взаимной ответственности.

 

Общий анализ работы участников проекта

На основе отчетов и анкет участников проекта, а также переданных ими в технический центр баз данных координационный центр провел общий анализ работы, выполненной на первом этапе проекта. В целом результаты положительны, поскольку и организационно, и методически, и технически доказана принципиальная возможность создания единого электронного банка данных репрессированных СССР «Возвращенные имена».

В проекте участвует 31 организация: 5 архивов, 7 научных и учебных заведений, 1 библиотека, 1 музей, 16 общественных и 1 коммерческая организация. Таким образом реализована концептуальная установка проекта: объединить в работе по созданию единого банка данных государственные и общественные организации различного профиля.

Эти организации представляют все регионы России, Украину и Казахстан. В результате нынешней встречи, надеюсь, к нам присоединятся представители Беларуси и Литвы. Этим мы подтверждаем международный статус проекта и демонстрируем возможность согласованных действий по единой программе на большом геополитическом пространстве.

Решена сложная техническая задача — разработан пилотный (тестовый) вариант единого банка данных и его первая базовая версия.

Выполняется работа по методическому обеспечению проекта. Согласованы стандарты по основным категориям репрессированных, подготовлены методические рекомендации и источниковедческие очерки, способствующие единообразию в описании разных типов архивных источников.

Реализован комплексный подход к изучению истории репрессий. Участники проекта ведут сбор и обработку данных по шести категориям репрессированных, представленным семнадцатью типами источников. Наибольший массив данных (как и предполагалось при разработке программы) подготовлен на основании архивно-следственных дел, массовых источников (протоколов заседаний внесудебных органов, предписаний на расстрел, актов о расстрелах), заключений прокуратуры о реабилитации и представляет категорию подследственных. Эта работа ведется во всех регионах России, Украине и Казахстане.

Пятнадцать организаций, выполнявших работу по гранту, представили базы данных подследственных — более 198000 записей. Это Барнаул (5457), Великий Новгород (20324), Владивосток (10949), Вологда (3086), Воронеж (1315), Казань (42685), Красноярск (7724), ГМК «Медное» Тверской области (3335), Пенза (3500), Пермь (19239), Смоленск (16179), Тверь (материалы по Камчатке, 1870), Томск (20806), Южно-Сахалинск (5207), Ярославль (11372). Дополнительно поступили сведения из Улан-Удэ (2553) и вне работы по гранту — из Одессы (22620).

Семь организаций набирали данные в стандартной программе ввода, разработанной техническим центром, поэтому объединение этих сведений решается технически проще. Остальные продолжали заносить информацию в собственные базы данных и здесь предстоит большая работа по доведению ее до стандарта.

Пять организаций работают с картотеками заключенных и, в случае необходимости, уточняют данные по личным делам умерших заключенных. В Воркуте описываются материалы Воркутлага, Интлага, Речлага, 501-й и 503-й строек НКВД (введено 26216 записей), в Красноярске — Норильлага (около 50000), в Нижнем Тагиле — Тагиллага (18000), в Петрозаводске — Белбалтлага (около 16000). В Казани на основании личных дел вводятся данные о заключенных, умерших на территории Татарстана (23770). Суммарно в базы данных по этим местам заключения внесено около 134000 записей. Персоналий меньше, так как на многих заключенных заводилось по две и более карточек. Сложность с представлением этой информации состоит в том, что в учетной карточке заключенного нет данных о том, реабилитирован он в настоящее время или нет. Есть ряд статей Уголовного кодекса РСФСР и соответствующих статей кодексов бывших советских республик, репрессированные по которым однозначно реабилитированы на основании нынешних Законов о реабилитации. Информация об этих людях может быть представлена уже сейчас.

Но многие отбывали заключение по нескольким статьям или по статьям, не упомянутым в реабилитационных законодательствах (кстати, различных в постсоветских государствах). Эту информацию мы пока не можем представить в едином банке данных «Возвращенные имена», но обработать ее в электронном виде необходимо. Во-первых, потому, что мы поставили перед собой задачу изучения истории репрессий в СССР, а не только процесса реабилитации в его нынешнем усеченном виде. Во-вторых, не менее важно объединение информации разных регионов для прослеживания человеческих судеб; и чем более полные данные будут собраны, тем больше шансов на восстановление этих судеб. И в-третьих, условия хранения бывших лагерных картотек таковы, что через некоторое время их уже будет невозможно прочесть, а информация о системе ГУЛАГа и его узниках должна сохраниться.

Далее. Вероятно, одними из самых многочисленных категорий репрессированных в СССР были «раскулаченные» и спецпоселенцы, в разные годы называвшиеся по-разному: и спецпереселенцами, и трудпоселенцами, и выселенцами. В 20-е — начале 30-х годов страна продолжала оставаться преимущественно крестьянской, и правительственной программой стало массовое насильственное раскрестьянивание и высылка миллионов людей в специализированные поселки для принудительного труда. В последующие десятилетия на спецпоселения направлялись и отбывшие сроки заключенные, и бывшие трудармейцы, и многие репатрианты после прохождения фильтрационных процедур. Поэтому среди категории спецпоселенцев очень много разнообразных подкатегорий, сбор и обработка информации о которых являются одной из важнейших задач исследования репрессий в СССР.

Базы данных по «раскулаченным» и спецпоселенцам создаются в пяти городах. Количество введенных записей: в Казани — более 31000, Новосибирске — более 7000, Петрозаводске — около 64000, Томске — около 170000 и Ярославле — 1653. Всего введено более 273600 записей (персоналий, так же как и по категории заключенных, меньше). Основные источники — учетные журналы и картотеки, а также личные дела спецпоселенцев.

Если подследственные и заключенные — категории, существовавшие на протяжении всей истории СССР, а «раскулаченные» и спецпоселенцы — вплоть до конца 50-х годов, то появление других категорий репрессированных связано преимущественно с отдельными периодами советской власти.

Особая категория — лишенные избирательных прав, по советской терминологии — «лишенцы». Этот вид репрессии применялся в 20–30-е годы, до принятия Конституции 1936 года, и также коснулся значительной части населения. В первую очередь тех, чье социальное прошлое было не «рабоче-крестьянским». Лишение избирательного права действовало не только буквально, как недопущение к процедуре голосования при выборах в органы власти. Люди, попавшие в списки «лишенцев», были ограничены в возможности выбора места работы и места проживания, их дети и другие члены семьи также подвергались разным формам преследования и ущемления прав. Таким образом, этот вид репрессий, хотя и не столь постоянный в СССР, как вышеназванные, является не менее массовым. Данные по спискам, картотекам или личным делам граждан, лишенных избирательных прав, обрабатывают наши коллеги в Великом Новгороде — более 16600 записей, Новосибирске, Смоленске — более 7000 и Томске 31989. В локальные базы введено около 55600 записей.

Следующей категорией репрессированных являются трудармейцы. Это преимущественно (хотя и не только) российские немцы, которых накануне и в годы второй мировой войны мобилизовали в трудовую армию, подвергли заключению и принудительному труду. Данные об этих людях сохранились в разных регионах Урала и Сибири, но пока эти материалы обрабатываются лишь в трех уральских городах: Перми (архив Усольлага, 1149 записей), Челябинске (архив треста «Челябметаллургстрой», 12351 запись) и у нас в Нижнем Тагиле (архив Тагиллага и Богословлага, 28191 запись). Источник — учетные карточки трудармейцев и, при необходимости уточнения данных, — личные дела умерших и получивших увечья. Всего в локальных базах данных представлено более 41600 записей по трудармейцам.

Совершенно новой категорией, изучение которой начато именно в рамках проекта «Возвращенные имена», являются прошедшие проверочно-фильтрационные процедуры. В основном это репатрианты, добровольно или насильственно возвращавшиеся в СССР в конце и после второй мировой войны (советские военнопленные, остарбайтеры, фольксдойчи, реэмигранты и др.), а также иностранные граждане (перебежчики, беженцы), пожелавшие жить в СССР. Судьбы этих людей складывались по-разному. Часть из них после фронтовых проверочно-фильтрационных пунктов и лагерей были направлены в армию или получили разрешение вернуться домой и, хотя продолжали числиться репатриантами, но арестам и заключениям не подвергались. Но многие были лишены права выбора места проживания и работы, направлены вглубь страны, преимущественно в Сибирь и на Урал, подвергнуты принудительному труду в специализированных лагерях и на спецпоселениях, многие отбывали заключение в исправительно-трудовых лагерях.

Количественное соотношение репрессированных и не репрессированных в СССР репатриантов мы пока не можем установить даже приблизительно, так как фонды архивно-фильтрационных дел и учетных картотек фильтрационных пунктов и лагерей ранее специально не изучались и не описывались. Но если учесть, что абсолютное большинство этих людей прошли через оккупацию, фашистские концлагеря и принудительный труд в Германии и других странах, то определение «репрессированный» применимо и к ним, даже если в СССР не все они подвергались явному преследованию. Отметим, что в качестве репатриантов они продолжали находиться на учете в УКГБ по месту жительства и периодически подвергались проверкам.

Фонды архивно-фильтрационных дел и соответствующие картотеки начали изучать наши коллеги в Екатеринбурге, а также в Воронеже, Казани и Новосибирске. Их разработки и методики станут базовыми для всех участников проекта, когда впоследствии они смогут приступить к описанию данного типа источника.

Итак, благодаря объединению в рамках проекта «Возвращенные имена» собраны данные о более чем 300000 репрессированных из 23 регионов СССР. Уже сейчас можно констатировать одно из важнейших свойств нашего проекта: благодаря объединению различных баз данных появляется возможность проследить судьбы людей, арестованных в одном регионе, отбывавших заключение в другом, впоследствии сосланных на поселение в третий. Документы на все эти типы репрессий хранятся в разных архивах, а в банке данных «Возвращенные имена» информация сможет объединиться.

Пока это лишь первичная информация, она нуждается в проверке, правке, дополнениях и унификации (и по структуре, и по формам записи). Это задачи второго этапа проекта, наряду с обработкой новых данных о репрессированных.

Еще раз отмечу то главное, что стало результатом работы этих лет.

Обычно существует некая прагматическая, «реалистическая» позиция: можно сделать только то, что можно. Но есть и другая: расширить границы возможного, поставить и решить сверхзадачу, сделать то, что до тебя еще не делалось. Первая более присуща бытовому сознанию, вторая — творческому. Иногда ее называют романтической, но без нее не было бы ни науки, ни искусства, ни развития как такового. Мы заняли именно эту позицию и смогли. Создан высокопрофессиональный творческий коллектив единомышленников, который, хотя и поставил перед собой новаторскую и очень сложную в научном, техническом и организационном плане сверхзадачу, но сумел доказать ее принципиальную осуществимость. И это главный итог, который дает нам основание перейти к решению задач второго этапа проекта «Возвращенные имена».

 

Л. В. Ковальчук: Благодарим Виктора Михайловича за проведенный общий обзор и анализ работы и переходим к представлению регионов. Если начать мысленное перемещение по карте России с запада на восток, то первое слово за Анатолием Яковлевичем Разумовым — координатором по Северо-Западу, старшим научным сотрудником Российской национальной библиотеки.

 

назад   |   содержание   |   вперед

Stalker TOP